Вот сахар, вот хлеб, вот масло

Ешь  — не говори.

Ты  думаешь этого хватит нам для любви?

Я не боюсь отчаянья, протертых джинс до дыры

И мне не стыдно печально сидеть у ворот конуры,

Боюсь одного отчаянно, до дрожи, до слепоты,

Что в этой маленькой  комнате, в которой углы пусты,

Тебя  навсегда перестанут тревожить  мои черты.

Ты просто не выдержишь быта,

В котором детьми мы росли,

За то, что не жили мы сыто

В  грязи, тесноте и пыли

Сквозь  сломанное карыто

Скрепящей этой двери,

Уйдут от тяжкого быта,

Ручьи твоей любви.